Думаю, не является новостью то, что мы воспринимаем мир дуально — через противоположные полюса, составляющие, тем не менее, единое целое. Одна из таких дуальностей — сознательное/бессознательное. Другая — мужское/женское. И, поскольку мужчина сознательно определяет себя как мужчину, из этого следует, что в его бессознательном есть женское начало, как бы парадоксально это не выглядело. И наоборот, у женщины в бессознательном есть мужское начало. Эта идея не нова и принадлежит не мне. В практику психологии первым её ввёл Карл Густав Юнг, назвав эти стороны человеческой психики «Анима» и «Анимус». «Анима» на латыни означает «душа», а слово «Анимус» — мужская форма этого слова. Анима — это женское начало в мужчине, а Анимус — мужское начало в женщине.

Если вы незнакомы с этими понятиями юнгианской психологии, и уже собрались поискать в интернете, что это, вы можете прочитать статью Татьяны Ребеко «Архетипы Анима и Анимус». Статья неоднозначная, и лично я многое вижу не так, как в ней описано, но в качестве теоретического экскурса в аналитическую психологию Юнга это может быть полезно. Я же перейду к практике.

А с практикой у большинства всё очень плохо. Для воспитанного в нашем патриархальном обществе мужчины осознать и принять в себе женщину — немыслимо, абсурдно, неприемлимо, для некоторых даже оскорбительно, сама мысль об этом вызывает или смущение, или возмущение, но в любом случае — отрицание и неприятие (я не буду сейчас рассматривать людей с расстройствами гендера — у них другая крайность). Мужские качества в женщине в нашем обществе не столь порицаемы, как женские в мужчине, но дело в том, что здесь речь идёт не о каких-то конкретных мужских или женских качествах или социальных ролях, а о началах, или, в терминологии Юнга, архетипах. И, становясь мужеподобными, женщины не находят в себе мужское начало, как второй полюс, а просто подавляют свою женственность, заменив её псевдомужественностью. Таким образом, оба пола полностью отказывают себе в познании своих внутренних противоположных начал и подавляют их.

А ведь, на самом деле, мы прекрасно знакомы с этими своими частями. Процитирую:

Это знакомство произошло в тот самый миг, когда мы впервые «влюбились по уши». В этот миг женщина познает своего Анимуса, а мужчина с восхищением открывает в себе Аниму, ибо истоки восхищения находятся только в бессознательном, и больше нашему сознанию взять его просто неоткуда. Влюблённость — это на самом деле ничто иное, как пробуждение любви к нашему собственному внутреннему «Я». Тот, другой человек, благодаря которому (и к которому) мы испытали это чувство, конечно, имеет какой-то такой нос или рот, который резонирует с образом нашей Анимы/Анимуса. В нём действительно нашлось нечто, сделавшее возможной проекцию этого нашего внутреннего образа на него. Однако это «нечто» настолько же исчезающе мало, практически невесомо в сравнении с нашими собственными переживаниями, как если сравнить картину и крючок, на котором она висит. Опыт показывает, что такая влюблённость редко длится дольше шести месяцев. Потом чудный образ тускнеет, покрывается трещинами, сквозь которые начинают проступать черты все менее приятные, и далеко не такие прекрасные, как прежде. Вначале мы готовы пойти на любые уступки, чтобы только восстановить и сохранить прежний образ, однако, рано или поздно, наступает момент, когда мы в сердцах бросаем своему сказочному принцу или принцессе: «Ты очень изменился!», само собой, подразумевая при этом перемену к худшему. Мы браним его за «притворство», чувствуя себя обманутыми и разочарованными, и думаем, что наконец-то познали его подлинную натуру. На самом деле, наш партнёр не изменился за это время ни на йоту, просто наша способность проецировать на него свои внутренние образы, уменьшаясь день ото дня, окончательно сошла на нет. Для очень многих это становится поводом бросить его и найти себе новый объект для переноса на него своих проекций, чтобы прожить ещё шесть месяцев в состоянии любовной эйфории. Но есть и люди, со временем научающиеся вникать в суть происходящего, и отличать образ от действительности. Для таких людей настоящая любовь начинается как раз тогда, когда влюблённость проходит.
Хайо Банцхаф, «Таро и путешествие героя»

Таким образом мы познаём «светлую» сторону своей Анимы или Анимуса. Но это ещё не всё.

С учётом того, что Анима и Анимус — это бессознательные части нас, часто получается двойное отрицание и подавление, потому что, на самом деле, почти все мы боимся своего бессознательного, прежде всего потому, что именно в бессознательное мы вытеснили те стороны, грани и части себя, которые мы в себе не принимаем. Но они от этого никуда не исчезли, а просто перестали нами осознаваться. И мы наблюдаем только их противоположные осознаваемые полюса, называя одни из них своими «положительными качествами», а другие — «отрицательными», и тратим кучу сил и энергии на то, чтобы с ними что-то сделать (безрезультатно, конечно), на самом деле, не понимая ни что происходит, ни как с этим справиться. Что уж говорить о том случае, когда речь идёт о «неприемлимом» качестве «неприемлимой» стороны нас?

Например, если вы хотите наказывать других, это значит, что вы хотите наказывать себя. Но желание наказать себя не может существовать само по себе — у него есть второй полюс — желание Анимы быть наказанной (если мы говорим о мужчине). И этот полюс не является противопоставлением первому, напротив, вдвоём они составляют целое, как два полюса магнита составляют единый магнит. Именно поэтому можно годами ходить к психологам, делать те или иные практики, и тысячу раз говорить себе: «Я не нуждаюсь в том, чтобы себя наказывать» — но это будет бесполезно до тех пор, пока Анима одновременно не скажет в унисон: «Я не нуждаюсь в том, чтобы быть наказанной». Но как она может сделать это, если мужчина не признаёт не только того, что его Анима хочет быть наказанной, но даже её существования?

И ведь принять Аниму (мужчине) или Анимуса (женщине) — это не значит сказать себе: «Ну ок, во мне есть женское/мужское начало». Принять Аниму — значит почувствовать её, ощутить её в себе, испытать её эмоции и чувства. Принять Анимуса — значит понять его логику и ощутить его мнение. В обоих случаях это означает увидеть и ощутить себя и мир их способом, кардинально отличным от привычного. Это значит буквально стать ими. И для той части нас, которую обычно называют Эго, и которую мы ассоциируем с сознательной частью нас, это означает отказаться от себя. И именно так это может ощущаться, когда вы осмелитесь пойти навстречу своей второй половинке, которая всегда была внутри вас. Вы можете буквально ощутить себя не собой, ощутить себя кем-то абсолютно непривычным, кем-то противоположного пола. Не нужно пугаться — это нормально. Да вы и сами всё поймёте, если не позволите страху остановить вас на пороге.

Но сможете ли вы, признав существование Анимы/Анимуса, признать и её/его «тёмную» сторону? Ведь всё то негативное, что вы думали или думаете о противоположном поле, даже не обязательно сознательно (а точнее, особенно если не сознательно) — это и есть «тёмная сторона» вашей Анимы. Женщины — слабые, или мужчины — грубые? Это ваша слабость или ваша грубость. Все бабы — шлюхи, или все мужики — похотливые козлы? Познакомьтесь со своей внутренней шлюхой или с похотливым козлом. И помните — это вы сделали её/его такой/таким, загнав эту часть себя в самый тёмный угол своей психики, годами пиная, унижая, презирая и отрицая её.

Другой практический пример: если вы хотите, чтобы другие вам угождали (а ведь именно это часто кроется за фразой «хочу, чтобы было по-моему»), то этим вы отрицаете право других вам отказывать. Но тем самым вы отрицаете и своё собственное право отказывать. И под давлением вашего желания, чтобы вам угождали, формируется противоположный полюс в виде желания вашей подавленной Анимы угождать другим (и даже получать от этого болезненное удовольствие, раз уж вы заставляете её быть такой). Уже догадываетесь, как это может проявляться?

Подавленные части нас всегда стремятся достучаться до нашего сознания. В данном случае наиболее эффективно у них это получается делать через сны и сексуальные фантазии, особенно те, от которых нам самим стыдно, те, о которых мы никогда никому не расскажем, те, о которых мы сами боимся вспоминать после того, как нас «отпускает». Это те сны и фантазии, которые содержат всё то, что мы считаем порочным, отвратительным, неприемлимым, но какая-то часть нас сладострастно желает ещё и ещё, даже если вы сами себе в этом никогда не признаётесь. Какая простая мысль — всё, что есть в ваших фантазиях — это и есть вы. Иначе откуда бы оно там взялось? Большинство людей предпочитают отрицать это, ассоциируя себя только с той частью фантазий, которая нравится их Эго. Но, на самом деле, эти сны и фантазии, а особенно их «неприемлимая» составляющая — ключ. Ключ к тому, чтобы наконец-то увидеть и признать то, что есть в нас самих. Ключ к тому, что наконец-то осознать противоположные полюса всех наших эмоций и желаний и увидеть их целиком и без иллюзии двойственности.

Юнг считал, что если мужчина не обретает контакт с Анимой до 35 лет, то он утрачивает всякую жизненность и у него наступает то, что он называл «потерей души». Я бы сказал немного иначе: без контакта с Анимой и, следовательно, со своим бессознательным, мужчина не знает своей души и не имеет никакого шанса о ней узнать. Аналогично для женщин и Анимуса. Иными словами, мы не имеем возможности обрести настоящую целостность до тех пор, пока не осознаем, не прекратим подавлять и не примем эти части нас.

Зато если вы осмелитесь это сделать... Вспомните самое сильное и самое светлое чувство любви, которое вы испытывали, когда впервые влюбились. То самое щемящее, восторженное, безграничное чувство. И представьте, что при этом нет никакой ревности, никакого желания обладать, никакого страха потери, никакого страха отказа, и никакого страха вообще — потому что вы одновременно чувствуете всё то же самое и в такой же степени от объекта влюблённости, который и есть вы сами (ваша Анима/Анимус). И это не имеет никакого отношения к самовлюблённости или нарциссизму, нет. И к раздвоению личности — тоже нет. Сознание при этом целостно, фактически, впервые по-настоящему целостно, поскольку человек перестаёт отрицать часть себя, и речь идёт не об эгоистичной любви Эго к Эго, а о чистой, настоящей любви между мужским и женским началом самого себя. И это чувство остаётся с вами навсегда — потому что вы уже не можете себя разлюбить. Можно жить, не любя себя — всем нам это, к сожалению, удалось, после того как нас в детстве отучили принимать и любить себя (все мы умели это неосознанно). Но пройдя этот путь к целостности осознанно, вы уже никогда себя не разлюбите.

Кроме того, принятие своего второго начала как бы замыкает те самые два полюса, между которыми начинает течь бесконечный поток любви, и внутри включается «реактор», который даёт такое невероятное количество энергии, что все предыдущие состояния «энергонасыщенности» воспринимаются примерно как свет лампочки по сравнению с солнцем.

И ещё, Анима мужчины или Анимус женщины — это их проводник в бессознательное. До тех пор, пока этот контакт внутри себя не установлен — путь туда закрыт. Иногда эта дверь приоткрывается — потому, что даже неосознаваемые Анима или Анимус всё равно безусловно и безгранично любят нас, и всегда пытаются нам помочь. Когда же они осознаны и приняты — это становится огромной поддержкой и помощью в любых жизненных ситуациях, и, в конечном итоге, ключом к личной силе — к настоящей силе, исходящей из настоящей целостности. Ключом к собственной бессмертной душе.